Южно-Муйский хребет, дикое место в Забайкалье

Фото: Александр Леснянский Текст: Александр Леснянский
 

14.03.2014

Горы северного Забайкалья весьма привлекательны своей труднодоступностью и дикостью для туризма и альпинизма. 

Горы северного Забайкалья весьма привлекательны своей труднодоступностью и дикостью для туризма и альпинизма. Но если Кодар и Каларский хребты с каждым годом все чаще на слуху, то о Муйских горах этого не скажешь. Как и сто лет назад они остаются исключительно малопосещаемым местом.

Летом Южно-Муйский хребет окружен болотистой лесотундрой, и чтобы добраться к его подножию, нужно пять дней месить сапогами вязкую жижу с 45-килограмовым рюкзаком за спиной и миллиардом бешенных комаров вокруг. После «адских» походов искушенные путешественники назвали южно-муйские восхождения «болотным альпинизмом».

____________________________________________________________________

Южно-Муйский хребет протянулся на 400 км через север Бурятии. Величественные горы высотой до 3000 метров видны на расстоянии 100 и даже 200 км. Наивысшая точка, Муйский Гигант, достигает 3067 метров 

____________________________________________________________________

Читинские путешественники уже 15 лет осваивают данный регион. Сергей Якунин, руководитель нашей группы, первую попытку восхождения на Муйский Гигант предпринял летом 1999 года. После нескольких летних утомительных походов по болотистой местности, Сергей придумал новый план экспедиции: ходить на Южно-Муйский зимой, в феврале-марте. В холодный период по зимнику можно пересечь весь хребет. Дорога через поселок Уакит, метеостанцию Ую на Ципе, золотой рудник Иракинда в горах и до поселка Таксимо на БАМе. К началу пешей части похода группу забрасывают на УАЗе от Читы. Длительность — два дня. Дальше по замершему руслу реки еще два дня до подножия гор.

1

 

Нашей целью была гора Зорро, названная по характерному Z-образному расположению полок на ее стене. Первыми на эту вершину поднялись альпинисты под руководством Виктора Рыжего в первой половине 90-х годов. Удачных зимних восхождений на Зорро еще не было.

Нынешняя зима всем показалась теплой. А в зимних походах тепло – это не всегда хорошо. С повышением температуры воздуха снег на склонах набухает, тяжелеет и резко увеличивается лавинная опасность. Поэтому решили начинать экспедицию на неделю раньше, чем было запланировано. Но кто же мог знать, что зима опомнится и погода озвереет…. В последние дни, перед нашим стартом из Читы, ночные температуры по северу Забайкалья рухнули до минус 50. А производители наших спальников, между прочим, не обещали спасти от смерти при морозе ниже минус 35.

Температура с утра -34, вполне терпимо. По замерзшей реке Ципа наш УАЗ просто летит, водитель Костя не сбавляет скорость на бесчисленных поворотах петляющего русла реки. По земле же машина идет медленно, переваливаясь с боку на бок. Крутя баранку то в одну, то в другую сторону, водитель ловит дорогу, чтобы не сесть в чужую глубокую колею. Автомобиль медленно, но упорно ползет. Это настоящее шоферское искусство, но пассажиров от этого начинает мутить, как на корабле во время шторма. В одном месте все же «сели на мель», пришлось разматывать лебедку, стаскивать автомобиль с дорожного гребня.

И вот УАЗ спускается на речку Бамбукой, в вершине которой находится наша цель. Но проехать вверх по руслу получилось только несколько километров. И на этом наше «комфортное» передвижение закончилось. Дальше только пешком. Впереди по реке начались живые наледи, вода заливала снег прямо на глазах. Вытащив вещи из машины на лед, принялись нагружать сани-волокуши. Началась активная фаза похода.

6

 

Места здесь настолько глухие, что дикие звери посещают лесную охотничью избушку чаще, чем люди. Последним осенним гостем здесь был медведь, а зимой приходила росомаха. Печка в доме свернута с места, посуда разбросана, край стола отгрызенный – видимо, медведь пробовал его на вкус.

Снег истоптан изюбрями, козами, волками, соболем и мелкой живностью. Следы в основном пересекают реку с берега на берег. И только свежая цепочка, оставленная росомахой, тянется вдоль по центру русла реки.

Мы уже практически у подножия гор. Речка еще километра два бежит по лесу, затем русло сужается, поворачивает в межгорный распадок и становится незаметным горным ручьем. Эти два километра всегда завалены очень глубоким рыхлым снегом. Без лыж или снегоступов тут и шага не ступишь, проваливаешься на всю длину ног. Вот зачем мы два дня прём с собой снаряжение.

От мороза не укроешься. Холод к вечеру наступает жуткий. Спасение только возле костра. А переживать нам эту ночь приходится в палатке. У нас, конечно, есть горелки с газом, но жечь их не велено. Газ нужно экономить, он потребуется выше, в горах, где костер не разведешь.

Сон совершенно не берет. Укрывшись с головой, дышу внутрь спальника. Нос высунуть невозможно – сразу щиплет морозом. До середины ночи не спится… Потом вдруг от холода начинается мелкая дрожь по всему телу. Ноги стынут. Вообще в такой ситуации, как учит теория, нужно усилием воли расслабиться, тогда можно согреться. Но среди нас таким умением в полной мере владеет только Сергей Якунин.

Постепенно колотун отпускает, и какое-то время вижу даже сны. Но недолго, до нового приступа дрожи. Неожиданно раздается писк будильника на наручных часах. Оказывается, уже наступило утро. Все, подъем.

15

 

Начинается новый походный день. Первым делом высовываюсь из спальника и начинаю греть ботинки. Все постепенно собираются у костра. Отблески фонариков падают на лица и тут все замечают, что со мной что-то не то: лицо увеличилось в размерах, сильно отекло. Я и сам чувствую отёк, но надеюсь, что на маршруте во время движения, может быть, он спадет.

За время пока мы приближаемся к главному подъему, я изменяюсь до неузнаваемости. Нос, щеки и веки раздулись так, будто я по дороге упал лицом в пчелиный улей. Вид ужасный. Есть риск, что из-за воспаления поднимется температура. Симптомы холодовой аллергии, как говорится, на лицо. Это было аналогично напасти, постигшей меня в 2009-ом, на «Акульем Плавнике». Но в тот раз воспаление случилось в последние дни похода.

Мы добираемся до верхнего замкнутого ущелья, откуда открываются пути ко всем вершинам – к Муйскому, Гиганту, Зорро. Проводим здесь ночь, но наутро воспаление на лице не проходит, и консилиум выносит решение: «Надо спускаться с горы и возвращаться».

Возвращаться всегда быстрее. На подходе к крайнему зимовью до нас доносится звук работающего мотора, что очень непривычно услышать в этих местах. Через пару километров по реке встречаемся с охотником Александром из Таксимо и его удивительным автомобилем. Здесь все избушки вдоль реки построены его руками, как и гибрид из «Жигулей-шестерки», «Газели» и «ГАЗ-66», на котором передвигается по реке охотник. Он направляется к своему зимовью, в котором мы ночевали днем ранее.

Поздно вечером мы добрались до рыбацкой деревни Бусани, что стоит на острове посреди одноименного озера. Здесь мы переночевали, а утром рванули дальше, в Читу.

Жаль, конечно, что экспедиция, по сути, сорвалась. Но так иногда случается. Как сказали мои друзья, гора – это всего лишь огромный камень, который не стоит риска потерять здоровье. Поэтому мы вернулись. Но читинская команда еще обязательно вернется к горе Зорро. Может быть, следующей зимой. Сергей Якунин уже нашел другой путь восхождения, который приведет нас прямиком к «Зорро»…

Рекомендуемые статьи


Мы в инстаграме #Уголкисибири

Письма из Сибири

Раз в неделю мы делимся новыми историями и новостями проекта.
Оставайтесь на связи!

Нажимая кнопку «ОТПРАВИТЬ заявку», вы принимаете политику конфиденциальности и пользовательское соглашение

Top